?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Оригинал взят у alter_vijв «Считается, что вообще в Китае воевать не умеют…» Часть I

Арсенал в Нанкине, 1865 год…

Пока, минуя гражданскую войну тайпинов и Вторую опиумную, расскажу немного о китайской армии начала ХХ века – армию Цинской империи в начале XIX века мы уже рассмотрели, так что будет интересно сравнить с ситуацией спустя ровно столетие…


Подобно тому, как в России после поражения в Крымской войне начались социальные и военные реформы, так и в Китае, после поражения в аналогичной «опиумной войне» и подавления всеобщих мятежей и восстаний, началась «политика самоусиления» или «движение по усвоению заморских дел». В военной сфере это выразилось в попытке наладить собственное производство современного стрелкового и артиллерийского вооружения и построить паровой флот.

В 60-70-е гг. XIX века в Китае появились первые современные арсеналы и верфи. Значительные средства были потрачены на закупку вооружения и военных кораблей за рубежом. Первые китайские офицеры отправились в Англию и Германию для изучения военного дела, переводились на китайский язык европейские военные уставы и т.п.

Главной движущей силой этих реформ стали воспитанники конфуцианского поэта-полководца Цзэн Гофаня, победившие тайпинов и иных мятежников новые китайские генералы – Ли Хунчжан и Цзо Цзунтан. Военное строительство стало для возглавляемых ими военно-политических группировок ещё одной формой соперничества за власть и влияние в цинском Китае.

Ли Хунчжан, стал наместником столичной провинции Чжили, и его военно-политическая группировка господствовала на севере Китая. Цзо Цзунтан был губернатором нескольких южных приморских провинций; в 1875-77 гг., при благожелательном нейтралитете России, он провел военную кампанию по возвращению в состав Китая мусульманского Синьцзяна. В итоге Цзо возглавил южную военно-политическую группировку, соперничающую с кликой Ли Хунчжана. Такое отсутствие единства и соперничество среди китайских военачальников гарантировало маньчжурам сохранение своей власти в стране. Но оно же обрекло Китай на ряд унизительных поражений.


Цзо Цзунтан


Ли Хунчжан


В 1884-85 гг. началась война с Францией, стремившейся захватить северный Вьетнам, с XVIII века находившийся под протекторатом Цинской империи. Французская эскадра неожиданно атаковала и относительно легко разгромила южный китайский флот. Только что закупленные в Англии и Германии современные китайские крейсера, входившие в состав контролируемого Ли Хунчжаном северного флота, на помощь южанам не пришли. В итоге французский флот блокировал Тайвань и произвел ряд десантов на острове.

В самом Вьетнаме в районе Ханоя вооруженные однозарядными нарезными ружьями китайские войска оказали неожиданно упорное и успешное сопротивление французам, оснащенным уже магазинными винтовками Гра-Кропачека. Но опять же, почти полное отсутствие поддержки «южанам» Цзо со стороны «северян» Ли, вынудило Китай прекратить войну и признать за Францией права на Вьетнам.


«Чёрные флаги», оказавшие неожиданно сильное сопротивление французам в северном Вьетнаме…


Крупнокалиберные «крепостные ружья» – французские трофеи той войны…


Ровно через десятилетие, в 1894 г. началась война с Японией. Война началась также из-за столкновения интересов на территории еще одного вассала Цинской империи, королевства Корея. И теперь брьбу с внешним врагом точно так же вели только «северяне» Ли Хунчжана, без поддержки со стороны военных сил юга. Вопреки распространенному мнению, эта война не была лёгкой для японцев – батальоны генерала Не Шичена и флот адмирала Дин Жунчана стали для них серьёзным противником. Но разложение Цинской монархии привело к тому, что и на суше и на море китайцы не имели численного и технического преимущества над японцами. Ктому же китайские сухопутные войска из новых формирований были вооружены винтовками самых разных систем и, фактически, не имели слаженных войсковых единиц выше батальона. Китай потерпел поражение, потерял Корею и Тайвань, а попытки военных реформ периода «самоусиления» показали свою явную недостаточность и незавершённость.

Именно в ходе войны 1894-95 гг. японцы впервые захватили военно-морскую базу Порт-Артур (Люйшунь); командующий обороной китайский генерал дезертировал, а японцы устроили в захваченном городе четырехдневную резню китайского населения. По итогам войны Порт-Артур отходил к Японии, но жесткая позиция России вынудила японцев отказаться от прав на порт и полуостров. Японцам пришлось терпеть ещё десять лет…

Показательно, что попытки военных преобразований Китая по времени совпали с военными реформами Милютина в России в эпоху Александра II. Обе феодальные империи попытались создать современные вооруженные силы, способные противостоять лучшим европейским армиям. И первоначально Китаю удалось добиться заметных успехов. Ещё в 70-80-е гг. XIX в. был создан ряд пароходных верфей и крупных арсеналов, производивших ружья и пушки, в т.ч. арсенал в маньчжурском Мукдене, сейчас Шэньяне, который и ныне является одним из крупнейших промышленных центров Китая по производству обычных вооружений. Ценой очень крупных затрат Китай приобрёл в Англии и Германии целый ряд самых современных броненосных линкоров и крейсеров. Так что к середине 80-х гг. XIX в. Китай, пусть и весьма не надолго, стал сильнейшей военно-морской державой в тихоокеанском регионе. А богато оплаченные китайские военные заказы заметно поспособствовали быстрому росту военной промышленности в Германии (этому, правда, способствовали и не менее богатые русские военные заказы).

Хотя основная часть сухопутной китайской армии всё ещё оставалась крайне отсталой, эти военные реформы Ли Хунчжана позволили Китайской империи даже выиграть небольшую «холодную войну» у Российской империи из-за ряда спорных территорий в Синьцзяне (т.н. «Заилийский край»). 20 июля 1886 г. на рейде Владивостока впервые бросила якоря большая китайская военная эскадра, среди которых выделялись два новейших броненосца германского производства – «Дин-Юань» и «Чжэн-Юань». Преимущество силы было налицо, Россия в тот момент фактически не имела тихоокеанского флота, и в итоге ей пришлось подписать договор о невмешательстве в дела Китая в Корее и пойти на некоторые территориальные уступки Китаю в Средней Азии. Именно в этот момент в российском обществе впервые появилось восприятие Китая как слишком большого и оттого потенциально опасного соседа.


Броненосец «Чжэн-Юань»

В 1889 г. визит во Владивосток нанесли три новейших китайских броненосных крейсера, которые в открытую провели промеры акватории порта, намекнув России, что Китай хорошо помнит о своём недавнем суверенитете над Приморьем и Амурским краем.


Ли Хунчжан на демонстрации первого в Китае пулемёта «Максим». Обратим внимание на срезанное пулемётной очередью дерево…

Возможную русско-китайскую конфронтацию остановила японо-китайская война, в ходе которой японцам удалось полностью разгромить китайский флот. Точно так же через десятилетие японцы разгромят русский флот и нанесут поражение русской сухопутной армии. Здесь надо отметить, что японцы в конце XIX века показали пример одной из наиболее быстрых и успешных военных реформ в истории человечества (сопоставимой лишь с военной индустриализацией в сталинском СССР).

После разгрома в войне с Японией, деморализованная и до конца нереформированная сухопутная китайская армия потерпела поражение в ходе т.н. «боксёрского восстания», когда в 1900 г. объединенная экспедиционная армия Англии, Франции, Германии, России и Японии захватили Пекин. Парадом победителей в оккупированном Пекине на знаменитой площади Тяньаньмынь командовал русский генерал-лейтенант Линевич.


Тот самый парад. Хорошо видны все флаги «миротворческой» коалиции…

Поводом к этой, выражаясь современным языком, «международной миротворческой операции», послужило восстание китайского простонародья против засилья и господства иностранцев в Китае. Пожалуй, это было самое последнее из великих средневековых восстаний и, одновременно, одно из первых антиколониальных, антикапиталистических. Вероятно, это последнее большое восстание в истории человечества, поднятое классическими тайными обществами, мистическими религиозно-политическими сектами. Во главе восстания выступало тайное общество «Ихэтуань» – «Кулак во имя справедливости и согласия». Вот из-за этого «кулака» рациональные европейцы и прозвали мятежных мистиков «боксёрами».



Китай тогда был почти официально разделён на зоны влияния европейских держав, чиновничества, распродававшего страну иностранцам направо и налево под заклинания наводнён христианскими миссионерами и буквально задавлен сворой разложившегося феодального о величии Цинской империи.

Маньчжурия было русской зоной влияния, Шаньдунский полуостров – германской, долина реки Янцзы и юг страны в районе Гонконга – британской, морское побережье страны напротив Тайваня – японской, примыкавшие к французскому Индокитаю провинции Юньнань и Гуанси – французской. Всю первую половину XX века эти зоны влияния оставались, практически, без изменений, только в Маньчжурии Япония значительно подвинула Россию.








Сценки того Китая – охота за головами, компрадоры, казни и торговля опиумом…

Против европейских колонизаторов и феодальных компрадоров и был направлен этот китайский, во всех смыслах «бессмысленный и беспощадный», бунт. Средневековые повстанцы, как муравьи, разбирали по винтикам железные дороги, убивали первых попавшихся иностранцев и соотечественников, принявших чужую европейскую религию. уверовав в свою неуязвимость после мистических ритуалов, с мечами и копьями в руках шли они на европейские винтовки и пулемёты.

«Боксёры» тогда стали пугалом для цивилизации Запада, примерно таким же как «талибы» век спустя – даже больше, ибо в Китае их были миллионы.

Восстание подавляла объединенная армия колонизаторов – англичане, русские, американцы, японцы, немцы, французы, австрийцы и даже итальянцы. Россия была единственной страной имевшей сухопутную границу с Китаем. И русские солдаты проявили немало мужества и воинского умения в войне с бесстрашными фанатиками – «ихэтуанями».

По сути это была ныне забытая русско-китайская война – войсковые части на Дальний Восток перебрасывали даже из Киевского и Одесского округов Российской Империи, в Маньчжурию вошло 179 тысяч русских войск. «Ихэтуани» и примкнувшие к ним воинские части китайской армии пытались перейти русскую границу и осаждать Благовещенск. Бойцы трёх крупнейших группировок «ихэтуаней» в Манчжурии создали 200-тысячную «Армию честности и справедливости», которую возглавил мастер «ушу» Ван Хэда, его заместителем был некто Дун И по прозвищу «Старый Даос».

На русском берегу Амура казаки и крестьяне весьма испугались «жёлтого нашествия». Но испуг у русских людей тех лет выражался по нашим временам несколько странно – они силой заставили местные власти выдать им оружие, организовали ополчение и провели в районе города Благовещенска настоящую «этническую чистку» местных китайцев: подданным Срединной империи просто предложили переплыть Амур обратно, на маньчжурский берег. Доплыл лишь каждый десятый…

Цинская императорский двор, имея весьма смутные представления об окружающем мире, сначала пыталась использовать «ихэтуаней» в своих целях, но потом, испугавшись реакции мировых держав, предал повстанцев. В итоге отдельные воинские части китайской армии выступали на стороне повстанцев и дрались с иностранными войсками, другие сохраняли нейтралитет, а некоторые и прямо сотрудничали с интервентами. Герой войны с Японией генерал Не Шичэн упорно сражался под Тяньцзинем с коалиционными войсками и погиб, лично возглавив контратаку против отряда русского генерала Стесселя, того самого, который через несколько лет сдаст японцам Порт-Артур…






А это фото ихэтуаней, повстанцев-«боксёров» в Тяньцзине, накануне боев с «миротворческим» десантом 8 держав: Австро-Венгрии, Британии, Германии, Италии, России, США, Франции и Японии...

Ихэтуани были разбиты. Они не могли не потерпеть поражение – их вела средневековая ненависть к современному несправедливому для них миру. Ненависть – важная составляющая победы, но понимание современного мира – ещё важнее. А этого у последних средневековых мятежников не было. В своём мистическом экстазе они могли с мечами и копьями идти на пулемёты, но даосские заклинания и приёмы ушу давали бесстрашие умереть, но не давали знаний, чтобы победить. Только через 20 лет после ихэтуаней в Китае появятся первые коммунисты, китайские большевики – они то и помножили национализм на большевизм, ненависть на понимание – и смогли победить в жестокой и долгой борьбе, выкинув из Китая местных и заморских мироедов.

Пока же, в 1901 г. победители-«миротворцы» наложили на Китай огромную, т.н. «боксерскую контрибуцию» в 450 000 000 лян серебра (16 тысяч 785 тонн драгметалла). Расчет был простым: 1 лян - 1 житель Китая. Чудовищная контрибуция должна была выплачиваться до 1939 г. с процентами, и к началу Второй мировой войны выросла почти до миллиарда лян. Большая часть репараций, почти треть, причитались царской России, которая на несколько лет между подавлением «боксерского восстания» и русско-японской войной, приобрела значительное влияние в Китае.

Именно военный реформатор и некоронованный властитель северного Китая Ли Хунчжан был инициатором «приглашения» России в Маньчжурию, в качестве противовеса растущему японскому влиянию. В качестве почетного гостя он присутствовал на коронации Николая II (впервые в истории цинского Китая чиновник столь высокого ранга почтил восшествие на трон иностранного «варварского» монарха) и сумел быстро наладить взаимовыгодные коррупционные связи с российским министром финансов Витте.

Тут сделаю небольшое отступление: В России в конце XIX века уже существовала развитая школа китаистов, было издано немало трудов по Китаю, его традициям, истории и современному положению. Но, примечательно, что Сергей Витте, человек весьма умный и эрудированный, описывает свои контакты с Ли Хунчжаном, примерно так же, как описывал бы переговоры с марсианами. К сожалению, и ныне такая ситуация остаётся характерной для нашего общества – не смотря на наличие сильной школы китаистов и достаточное количество книг по Китаю – массовые представления о нашем большом соседе остаются столь же фантастическими и приблизительными, как и больше века назад…



Права на постройку КВЖД (Китайско-Восточной железной дороги) и аренду Ляодунского полуострова с Порт-Артуром и Дальним, т.е. фактический протекторат Российской империи над Маньчжурией, обошлись России в том числе и в три миллиона золотых рублей взятки лично Ли Хунчжану.

Поторговав родиной в розницу, фактический правитель северного Китая успешно защитил достоинство маньчжурского императора, всё ещё считавшего себя выше любых монархов мира – Ли Хунчжан стал единственным в России, кто официально не вставал при исполнении гимна «Боже царя храни», объясняя это тем, что правила придворного этикета маньчжурского императорского двора предписывают высшему маньчжурскому чиновнику сидеть во время исполнения какого-либо иностранного гимна.

После поражения в японо-китайской войне и позора подавления «боксерского восстания», когда иностранные «миротворцы» хозяйничали в Пекине, даже маньчжурский императорский двор понимал необходимость создания современных вооруженных сил.

Ровно через три века после возникновения «восьмизнамённых войск», в 1901 г. последовал указ императора о реформировании «восьмизнамённых войск» и «войск зеленого знамени». Возглавил очередную военную реформу «ученик» Ли Хунчжана, новый наместник столичной провинции генерал Юань Шикай, в конце XIX века активно участвовавший в неудачном для Китая противоборстве с Японией на территории Кореи.




Юань Шикай в старой маньчжурской униформе (на первом фото в центре) и уже в новой форме…

Задуманная военная реформа была весьма амбициозной и предусматривала создание к 1920 году значительного военно-морского флота, в т.ч. подводного, и 600-тысячной современной сухопутной армии, а также введение в Китае всеобщей воинской повинности. Оружие и военную технику планировалось производить в китайских арсеналах по европейским образцам, а наиболее сложные и современные образцы закупать в Германии и США. Образцом для реформирования и основным источником военных инструкторов и технологий служила победоносная японская армия. Создавалась сеть военных училищ, в армию приглашались японские и германские инструктора. Российские военные специалисты внимательно наблюдали за китайской военной программой и оценивали её достаточно высоко.

Вот, кстати, я ранее описывал один из любопытных плодов таких наблюдений - изданный в Пекине «Опыт краткого словаря военных и морских терминов и выражений, вошедших в современный китайский язык» за авторством штабс-капитана 12-го Восточно-Сибирского стрелкового его императорского высочества наследника цесаревича полка Валериана фон Шаренберг-Шорлемера.

В 1904 г., когда войска двух чужих империй – японский и русской – сражались за передел территории Цинской империи, в Китае было сформировано уже 6 дивизий современного типа. Однако военной реформе мешала косность, коррупция и интриги императорского двора.

Значительные финансовые средства, запланированные на реорганизацию и оснащение армии и флота, расхищались фактической правительницей Китая вдовствующей императрицей Цы Си и её фаворитами. Деньги, выделенные на флот, ушли на постройку новой загородной резиденции Цы Си…

Реформе препятствовали и терявшие своё влияние маньчжурские чиновники из «восьмизнамнных войск». К тому же усиление китайского генералитета в ходе роста армии нового образца не без основания пугало маньчжур, опасавшихся за сохранение своего преобладания над китайцами. Не случайно, императрица Цы Си незадолго до своей смерти собиралась казнить Юань Шикая, набравшего в ходе военной реформы слишком большое влияние.

На императрицу и её двор стоит полюбоваться:









Это, между прочим, начало ХХ века… И вот на такую ярко выраженную фофудью духовность маньчжурской императрицы и её придворных дам потратили все деньги, предназначенные для создания современного китайского флота…

Но кончина одиозной старой императрицы и вскоре последовавшая Синьхайская революция 1911 г. вознесли военного реформатора Юань Шикая к самым вершинам государственной власти – он получил и титул князя уже умирающий династии и пост премьер-министра, а вскоре, приняв отречение малолетнего императора Пу И, стал первым президентом Китайской республики. Именно новые китайские войска сыграли ключевую роль в свержении цинской монархии, а лидер антимонархической революции, многолетний вождь антиманчжурских революционеров-подпольщиков Сунь Ятсен вынужден был уступить пост первого президента Китайской Республики тому, кто контролировал большую часть дивизий реформированной китайской армии.

Продолжение следует

Profile

gruzdov
DOC. Gruzdoff

Latest Month

July 2015
S M T W T F S
   1234
567891011
12131415161718
19202122232425
262728293031 

Tags

Powered by LiveJournal.com
Designed by Lilia Ahner